Главная » Интервью » Валерий Гаркалин. Интервью

Валерий Гаркалин. Интервью

doc6esphbrivk77zkd3impСегодня он не снимается в 20 сериалах сразу, как некоторые коллеги, но зритель его не забыл. Помнят и ученого Дежкина из фильма «Белые одежды», и блистательно сыгранных близнецов из комедии положений «Ширли-мырли», и многие другие работы. Дело не в количестве ролей, а в качестве. Чем сегодня живет актер, как он преодолел тяжелую болезнь и что помогло сохранить оптимизм — об этом наш разговор.

НЕ НАДО ВИНИТЬ ЭПОХУ!

Недавно вы появились в сериале «Земский доктор». В каких-то еще фильмах мы вас вскоре увидим?
Похвастаться ничем я не могу, свежих работ пока нет. И эти-то мои эпизоды были отсняты всего за несколько дней. Я согласился на эту роль только потому, что там играла Таня Васильева, мой близкий друг. Мне хотелось попасть в кадр вместе с ней.

Почему не звонят, не приглашают?
А сейчас другие герои востребованы, сегодня другой кинематограф. То, что производится сегодня, крайне трудно причислить к кино. Картины снимаются на потребу зрителю, а в таких условиях уровень артиста уже не важен. Важно, чтобы он органично смотрелся в кадре.

Это эпоха сегодня требует посредственностей?
Нет, я бы так не сказал. Эпоха, как и всегда, требует неповторимости. И личностного начала. Этого никто не может отменить.

Но замечательные артисты часто вылетают из обоймы…
Это удел всех, кто когда-то снимался и был героем тех или иных фильмов. Их время проходит, сами герои стареют, выходят в тираж… И со мной такое случилось. Я могу поведать историю 60-летнего, но не историю 30-летнего человека. Но сценарии про 60-летних почему-то не пишут.

Вам не грустно от этого?
Нет. В свое время я попал в замечательный кинематограф, моя киношная жизнь была насыщенной и очень счастливой.

Многие востребованные в кино актеры театра, где зачастую получают копейки, не бросают сцену. Почему?
Потому что театр был и остается домом, куда артист всегда возвращается. Ему нужна среда обитания, куда можно вернуться после съемок в сериалах.

А как вы пережили увольнение из Театра сатиры? Ведь Александр Ширвиндт обвинил вас в срыве спектаклей и прочих грехах…
Вношу ясность. Я очень спокойно все это перенес, хотя отдал театру много лет. Но последние три года перед увольнением я уже не был артистом этого театра — написал заявление об уходе. Однако оставался на контракте и просто доигрывал свои спектакли: «Ревизор», «Укрощение строптивой», «Трехгрошовая опера». Вот когда сразу не уходишь, зачастую такие вещи и происходят. Так что уходя — надо уходить!

Но вы мужественно оставались театру верны.
Да. У меня планировалась антреприза, о чем я за неделю поставил администрацию в известность. Они понимать не захотели. А для меня это был замечательный исход. Я наконец вздохнул с облегчением! Хорошо помню ощущение счастья, которое меня охватило, когда я узнал о своем несправедливом по форме, но по сути абсолютно правильном увольнении.

«МЕСЯЦ МЕНЬШОВ МЕНЯ ИСТЯЗАЛ»

Фильм «Ширли-мырли» стал таким популярным во многом благодаря вашему блистательному «размножению» в кадре. А как вы попали на съемки?
Владимир Меньшов и как человек, и как художник — очень сомневающийся. Пробы проводились в огромном количестве. Он на мою роль пересмотрел, мне кажется, пол¬страны. Даже сам пробовался. Но сам себя и не утвердил!

И в вас он искомый образ…
Да. Он пробовал Евгения Миронова, но тот был моложе, чем надо. Пробовал Евгения Леонова, но тот был старше. Прямо как в «Женитьбе» у Гоголя (смеется). И сам Меньшов, как та гоголевская невеста Агафья Тихоновна, мучительно искал подходящего к образу Кроликова актера. Кто-то Владимиру Валентиновичу рассказал о моем существовании. Я к тому времени сыграл несколько серьезных ролей в кино, отнюдь не комедийных. А Меньшову был нужен артист, который мог бы растроиться, расчетвериться и так далее. В общем, мастер гротеска. Месяц Меньшов меня истязал. Уже начались съемки, а он все смотрел с подозрением на мою игру, и я видел, как он мне не доверяет, как он всем недоволен. Еще доброхоты что-то нашептывали. И только где-то с середины картины Меньшов стал в меня верить. Вот тогда работа пошла! Мы аккумулировали идеи, просто фонтанировали ими. В сценарии было, скажем, написано: «Вошли три близнеца». А как они вошли? Все на ходу сочиняли.

 

«РАДИ ВНУКА Я И ОСТАЛСЯ ЖИТЬ НА ЭТОМ СВЕТЕ»

Валерий Борисович, ваши родители ни к театру, ни к кино отношения не имели…
Почему не имели? Они были зрителями. Но я шучу, конечно. (Мама актера была кассиром, отец заведовал гаражной мастерской. — Ред.)

А откуда у вас эта тяга к театру?
Я не помню того дня, когда вдруг проснулся и решил, что вот обязательно стану артистом. Театром я увлекся еще в школе, но кто меня первым подтолкнул, уже не скажешь. Moгy лишь с любовью и теплотой назвать одного человека, которого я считаю своим учителем в профессии, — Леонида Абрамовича Хаита. Он сейчас живет в Израиле, я его недавно навещал, когда был в этой стране. Он в свое время протянул мне руку помощи и поддержки, когда никто этого не делал. Меня не брали нив один театральный институт. Года три или четыре я пытался попасть хоть куда-нибудь, но меня отовсюду с позором выгоняли, сообщая о моей полной профнепригодности. АХаит взял меня на факультет кукольного искусства Музыкального училища имени Гнесиных, где я получил замечательную школу. Все, что вы видите на сцене в кукольном театре, — это актерский труд. Как если бы двигался и говорил живой человек.

Вы работали с Сергеем Образцовым. Что это был за человек?
Разговор про Образцова — это отдельная большая тема. Великий кукольник, фантастическая личность. А с другой стороны — диктатор, как и многие театральные режиссеры в советскую эпоху. Образцова за глаза называли хозяином. А в то время так только Сталина называли. Я вспоминаю один случай. В период борьбы с космополитизмом в театр пришла разнарядка: уволить столько-то человек. Он взял и уволил всех… не евреев. Выполнил разнарядку, сказав сотрудникам следующее: «Я поступаю именно так, потому что сейчас уволенные евреи работу себе не найдут. А у остальных с этим проблем не будет». Так что людей он попросту спас.

2008-й, 2009-й—тяжелые годы для вас. Два инфаркта, смерть жены…
Самым страшным для меня стала смерть Кати. Два моих обширных инфаркта — ничто перед потерей ее. Я не хочу вдаваться в подробности, могу лишь посоветовать тем, кто будет читать это интервью, — задуматься о вреде курения. Попробуйте бросить курить — может быть, вы избежите многих неприятностей.

Вы много курили?
Очень много. По две пачки сигарет ежедневно. Я «умер» из-за курения. Катерина была со мной рядом в больнице, она меня и спасала. И до последней секунды пребывания на этом свете обо мне заботилась. А сама ушла… Время проходит, но остаются светлые воспоминания. Кати не стало. Я горевал и продолжаю скорбеть. Но знаете, что меня примиряет с утратой? То состояние счастья, которое было когда- то. Катенька работала в Театре Образцова педагогом, занималась методической работой с юными зрителями, пришедшими на спектакль. А я попал на практику в театр, где мы с ней и познакомились. Очень скоро у нас начался бурный роман.

И все сразу стало известно?
Нет, мы очень долго и весьма умело скрывали наши отношения.

А дальше что было?
Я окончил институт и поехал работать в Кемерово. А она поехала за мной, как декабристка.

Знаю, что ваша дочь стала театральным продюсером. Продолжила династию, можно сказать.
Дочь руководит замечательным андеграундным театром, она замужем за артистом этого коллектива. Мой внук — необыкновенно смешной, веселый, абсолютно светлый человечек. Самое родное и любимое существо. Сейчас я стал понимать, что, видимо, ради внука и остался жить на этом свете.

Для чего были все ниспосланные вам испытания, как думаете?
Мне кажется, нам не дано это понять. Это не наше измерение…

Думаете над покупкой нового авто? К Вашему вниманию ситроен берлинго технические характеристики. Отличное соотношение цена/качество. Рекомендуем обратить внимание.

Другое на сайте

Напишите ваш комментарий