Главная » Интервью » Ирма Витовская

Ирма Витовская

Ирма Витовская фото

Ирма Витовская фото

Витовская Ирма Григорьевна

Поговорить с Ирмой Витовской удалось не с первого раза. Сейчас 39-летняя актриса занята в съемках комедии «Ограбление по-женски», а параллельно ведет шоу «Мій малюк зможе». Искусство все успевать актриса продемонстрировала и нам — разговор получился более чем насыщенным и интересным…

«Я НЕ СТРОЮ ВОЗДУШНЫЕ ЗАМКИ»

Ирма, вы преуспели и в театре, и в кино. Но что любите больше и почему?
«Преуспела» — громко сказано. Я думаю, что совершенству нет предела, надо еще много сделать. Мне бы хотелось что-то еще изменить, сыграть неожиданные для зрителя повороты. Поэтому я не буду говорить, что преуспела. А кино и сцену нельзя сравнивать. Это разные способы существования. И то и то очень тяжело, но оба мне нравятся. Это как спросить ребенка: «Кого ты больше любишь, маму или папу?» Они совершенно разные.

Есть роли, которые вы играете уже много лет. Кто больше меняется со временем: вы, потому что открываете персонажа по-новому, или персонаж, потому что меняетесь вы? Да, Гризетку в «Хороводе любви» я играю 12 лет, а «Маринованному аристократу», одному из моих любимых спектаклей, уже 10 лет. Я смотрю, можно состариться и забыться, нужно делать что-то новое (смеется). Со временем меняется персонаж, потому что я открываю его по-новому. Он изменяется вместе со мной. Великий Лесь Курбас говорил: «Актер творит роль сквозь призму собственного я. Так и происходит: новый опыт, новые убеждения… Но это влияет и на тебя. В рампе видно, какие книги человек читал, какого он уровня и интеллектуальной подковки. Сыграть — это не только проговорить слова и надеть костюм. Нужно проанализировать персонажа, понять его, разобраться, почему он сейчас говорит одно, а делает другое. Для этого нужны аналитические способности. Актерство — профессия на грани женщины и мужчины. Потому что чувственность плюс мужской аналитический ум должны быть присущи и актеру, и актрисе. Персонажи, конечно, остаются в линии, выписанной автором, но их глубина и выразительность, энергетический заряд, который актер посылает в зал, меняются, потому что меняется сам актер.

Ирма Витовская пикантное фото

Ирма Витовская пикантное фото

Есть ли роль, которую вы мечтаете сыграть?
Нет. В юности все мы мечтаем сыграть какую-то роль. Но потом с опытом я поняла, что это неблагодарное занятие. Время бежит, ты взрослеешь, и роль уже не может на тебя натянуться. А шрамы от того, что ты не успел, не сделал, — они не нужны. Воздушные замки не причиняют зла никому, кроме того, кто их строит. Я отказалась строить свои воздушные замки. Если есть возможность реализовать ту или иную роль, надо добиваться. Если нет, лучше не мечтать и принимать то, что предлагают.

Актриса Ирма Витовская

Вы как-то писали в «Фейсбуке», что хотели бы уйти из профессии из-за интриг и зависти. Как справляетесь с побочными эффектами работы?
Ой, ну такое бывает. «Фейсбук» стал подружкой-подушкой для многих (смеется). Все, что накипело, надо высказывать. Хотя я никогда не называю имен, потому что именно здесь и начинается игра в интриги и сплетни. Бывают моменты депрессий, не без этого. Профессия непростая, в ней все видно. Театр — маленькая модель общества. Все, что происходит в обществе, театр отображает в макетном масштабе. И человеческая нечистоплотность там острее воспринимается. Поэтому, бывает, думаю, почему не стала историком или археологом. Хотя понимаю, что там тоже есть свои нюансы. Я отдаюсь таким побочным эффектам. Надо перестрадать, дать мертвым клеткам отмереть… Это «внутренний пилинг», и его нужно перетерпеть. Главное — не носить в себе обиду. Надо сбросить ее. Можно напиться, поорать, потанцевать, записать и выбросить — у каждого есть какая-то медитативная штука. И потом уже кажется, что это была такая ерунда. И столько переживаний — зачем?!

«МОЙ СЫН ЛЮБИТ КАТАТЬСЯ НА ТРАМВАЕ»

Ваш муж, Владимир Кокотунов, тоже актер. Считается, что творческим личностям нелегко ужиться вместе. Сталкивались ли вы с подобными трудностями?
Я представляю, как трудно мне было бы ужиться с каким-нибудь аналитиком или разработчиком буровых установок. О чем говорить? Ищи себе подобного. Художник, режиссер, оператор — неважно, но это должен быть человек, который вращается в творческой кухне. Браки между себе подобными творческие люди заключают просто потому, что их никто другой не выдержит (смеется).

Вашему сыну Оресту пошел четвертый год. На кого он больше похож — на маму или на папу?
Он похож на нас двоих. Конечно, много черт мужа в нем — фигура уже закладывается. А мои глаза. Когда я вышла из роддома, сказала, что сработала ксероксом. Сейчас кажется, что он начинает приближаться ко мне. Но на самом деле мы же все видим так, как нам хочется. Он отдельная личность, давайте ему не вешать нашу карму (смеется). Главное — чтобы он наши ошибки не повторял.
За какими занятиями вы проводите больше всего времени вместе с ним? Он любит с мужем ходить кататься на трамвае, в метро. Любит общественный транспорт. Я не могу этого делать, потому что
меня будут фотографировать. Мне придется усы и черный плащ надевать. Поэтому они катаются вдвоем. Орест любит бывать за городом, всюду ездит с мамой на машине. Любит ходить по магазинам. Большие машинки, самокат, читать, танцевать. рисовать — ему это нравится. Все, что любят дети в этом возрасте, нам не чуждо (улыбается).

Ирма Витовская

Ирма Витовская

Вы готовите?
Да, но не скажу, что очень это люблю. Я стараюсь наготовить на два-три дня. Но если приготовлю, то будет, конечно, очень вкусно.

Если нежданно нагрянут гости, чем будете угощать?
Нет-нет, у нас такого не бывает! Мы абсолютные европейцы, мы любим, чтобы нас предупреждали, и сами всегда предупреждаем. Нет, можно напрашиваться, конечно, но это же все равно как предупреждаешь. Вообще к нам домой мало кто приходит. Есть довольно узкий круг людей, и они редко заходят, потому что у них свои семьи. Во-первых, я очень не люблю мыть посуду после этого. Во-вторых, пьянки-гулянки проходят на стороне. Мы бронируем где-то столик или выезжаем на природу. Я люблю потом прийти в чистый пустой дом, где никого нет, и лечь спать.

«СЧАСТЬЕ ДЛЯ МЕНЯ — ЭТО МИР»

Что для вас счастье? Бывает ли оно женским и мужским?
Нет, счастье не бывает женским и мужским, это общечеловеческое понятие. Для меня в данный момент счастье — чтобы был мир. Все время мы говорили тосты за здоровье, счастье, дружбу, а мир как-то отсутствовал за нашим столом. Бабушки- дедушки всегда это говорили, но мы не понимали. к А сейчас это становится счастьем — мир и чтобы никто не погибал от снарядов и бомб, но Украина оставалась сильной, независимой и европейской.

Какие качества вы больше всего цените в себе и в других?
В себе? Может быть, меня судьба еще не испытывала на то, чего я могу не выдержать физически и морально. Но во мне нет внутренней, как сказать… проституированности, что ли. И есть принципы. Да, я человек принципиальный! Люблю принципиальность в людях, если она ложится на интеллект. Потому что можно быть принципиальным жлобом… И этого я не люблю. А если человек интересен, имеет свою точку зрения и может ее аргументировать, донести, я это очень ценю. И ненавижу невежество! Если ты невежа, сиди тихонько и слушай. Как писал Булгаков, ваше дело молчать и слушать. Воинственное невежество — это страшно.

Какой самый ценный совет вы когда- то получили и могли бы передать нашим читателям?
Мой покойный дедушка дал мне совет, которому я сама следую и другим советую. Он мне сказал: «Мий підлогу так, щоб після тебе не перемивали». Делайте свою работу так, чтобы после вас не переделывали. Каждый на своем месте. Принимайте ее как ваш крест. Почему мне, а не ему? Не надо задавать этот вопрос. Значит, вас выбрали. И вы должны выполнить ее так, чтобы после вас не переделывали.

Другое на сайте

Напишите ваш комментарий