Главная » В памяти » Богдан Ступка. Биография и кино

Богдан Ступка. Биография и кино

729_486_560d8e4f011cdШел 1944-й—третий год войны. В местечке Куликове на Львовщине все отчетливее слышалась канонада, возвещая о скором приходе советских войск. Возвращаясь к событиям того времени, Богдан Сильвестрович говорил, что отчетливо помнит, как по хатам ходили немецкие солдаты и предупреждали: «Скоро здесь будет бой. Берите вещи и уходите отсюда». Отец взял в руки какие-то пожитки, а сына посадил на плечи. Не успели они ступить несколько шагов, как пуля сбила с мальчика кепку. Когда ее подняли, увидели, что в козырьке зияет дыра. А вскоре вокруг начался настоящий ад — взрывы сотрясали землю, горели дома, гибли люди…

СВЕТ ПЕРЕМЕННЫХ ЗВЕЗД
Бои ушли дальше на запад, но война продолжала собирать свой смертельный урожай. Повсюду валялись пули, снаряды, мины, гранаты. Вместе со старшими ребятами Богдан бегал искать трофеи. Правда, когда кто-то находил какую-нибудь железку и собирался разобрать, карапуза отправляли прятаться за пригорок: «Смотри не высовывайся!» Мальчик нехотя шел «ховаться», но все же старался хотя бы одним глазком увидеть, что ж там без него делают. А зрелище порой представало страшное. Неосторожное движение — и граната взрывалась. «Рука — в одну сторону, голова — в другую. Ужас!» — рассказывал Ступка.

Страх надолго вошел в его сердце. Но не сковал, не заставил превратиться в своего послушного раба. Наоборот, дал повод задуматься: «Почему в один миг столь нелепо может оборваться жизнь человеческая? Так быть не должно». Именно тогда неосознанно родилось желание противостоять смерти. Чтобы люди, даже умирая, оставались живыми.

Такую возможность, как известно, дарит актерство, к которому уже с малых лет тяготел Богдан Сильвестрович.

Первые этюды исполнялись у окна. Вот по улице прошел человек в сапогах. Мальчик тут же бежал в прихожую, обувал дедовские сапоги и, стараясь повторить походку, совершал променад по комнате. Почувствовав, что это ему покорилось, Богдан вновь занимал свой наблюдательный пост. Увидев кого-то в валенках, снова бежал за такой же обувкой деда. «Ох, тебе бы только манерничать», — вздыхала мать Мария Григорьевна. А фантазия сына продолжала строить «творческие планы» — в кого бы еще переодеться? Какой же простор открылся воображению, когда в семь лет отец привел его в театр!..

Это был уже Львов, куда семья перебралась в 1948 году. Мальчику открылся новый мир, в котором, как он и мечтал, человек может погибнуть на сцене, а через несколько минут за кулисами будет гладить тебя по голове и ласково о чем-то расспрашивать. Мало того, тут еще вдыхали жизнь и в зверей, и в неодушевленные предметы, которые получали возможность разговаривать, мыслить. И все это происходило по желанию актеров, которые показались Богдану настоящими волшебниками.

В СЕМЬ ЛЕТ МАЛЬЧИК ОТКРЫЛ ДЛЯ СЕБЯ ТЕАТРАЛЬНЫЙ МИР С ЕГО ТАЙНАМИ И ВОЛШЕБСТВОМ.

Правда, через десять лет, когда сын заявил о желании стать артистом, Сильвестр Дмитриевич пожалел, что познакомил Богдана с миром Мельпомены. Сам он, певец оперного хора, не понаслышке знал о том, что денег больших актерская стезя не приносит, — едва хватало дотягивать от получки до получки. Отец сказал директору драмтеатра, с которым был знаком: «Если придет мой сын — гони его в шею!» Просто родители считали, что Богдану надо освоить более надежную профессию. Например, неплохо было бы стать инженером, медиком, а еще лучше — торговым работником.

Что ж, надо так надо. Молодой человек отнес документы в политехнический институт. Однако поступить в вуз не удалось. Пошел работать учеником слесаря. А потом судьба привела его в астрономическую лабораторию, где Богдана определили в лаборанты-вычислители на переменные звезды. То есть он следил за светилами, с сиянием которых происходили метаморфозы — они то блекли, то становились ярче. Это было не очень интересное занятие, ведь они менялись лишь в масштабе Вселенной, для жизни на Земле периодичность изменений была долгой. А ведь Ступка так много хотел сделать… И не где-нибудь, а на сцене.

Поступил в студию Львовского украинского академического драматического театра им. Марии Заньковецкой, которую окончил в 1961 году. А мог и вылететь оттуда под фанфары, точнее, под джазовые трубы. Дело в том, что Ступка был конферансье джаз-банда «Медикус». А это музыкальное направление советская идеология, мягко говоря, не приветствовала. Команду быстро разогнали и, само собой разумеется, пропесочили в разных «Окнах сатиры».

Но неформальная по тем временам музыка плюс детские впечатления здорово помогли Ступке, когда ему самому довелось применять магический дар перевоплощения. Но произошло это не в первой его роли, когда он сыграл румынского офицера в постановке «Над голубым Дунаем».

А знаковым персонажем для Богдана Сильвестровича оказался робот Механтроп из пьесы «Фауст и смерть» Александра Левады. Режиссер Борис Тягно не побоялся доверить данную роль 19-летнему второкурснику театральной студии, который впервые исполнил ее на «заньковецких» подмостках 25 августа 1960 года. Борис Фомич не прогадал, хотя игра молодого актера принесла немало волнений, прежде всего «идеологического» толка. Смысл спектакля, определявшегося как философская трагедия, заключался в противопоставлении чистоты помыслов советского человека, в данном контексте — первого космонавта, прагматизму и цинизму капиталистического мира. Механтроп как раз и был отрицательным персонажем.

Однако Ступка не просто изобразил робота со скрипучим голосом. Он придал ему, так сказать, человеческий шарм. И сделано это было весьма и весьма оригинально. Те, кто видел его игру, сравнивают то исполнение с современным рэпом, когда актер играет голосом. Как повествуется в книге Ростислава Коломийца «Страсти по Богдану», «механическая интонация сменялась человеческой. Ступка монотонно произносил: «Скоріше верблюд збагне життя мету», а потом без паузы резко выдавал: «Ніж ви, жіноцтво, логіку просту».

Вашему автомобилю срочно нужна перетяжка салона? Рекомендуем посетить сайт и узнать все детали. Доверьте эту работу лучшим и самым опытным специалистам.

Другое на сайте

Напишите ваш комментарий